Hogwarts. Time flywheel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts. Time flywheel » • Омут памяти » В темноте и с книжками


В темноте и с книжками

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дакота Рэвин, Теодор Нотт

Ну что могут эти двое в библиотеке поздно ночью? Конечно же стремиться к знаниям... ведь в это время просыпается особая любовь к книжкам... ну и не только к ним.

Отредактировано Theodore Nott (2011-02-28 20:13:38)

0

2

Дакота приложила палец к его губам.
- Слышишь? - шепнула на случай, если Теодор не успел услышать чьи-то шаги, гулко отозвавшиеся где-то совсем-совсем рядышком, за соседним стеллажом, вестимо, - будет забавно, если мадам Пинс забудет о нас и нам придётся провести здесь ночь.
Честно говоря, изначально Рэвин заявилась в читальный зал в одиночестве: после ужина Нотт отказался следовать за ней просвещаться и пополнять копилку знаний, посему по дороге сюда у неё было время подумать и посушать саму себя. Однако, не прошло и пары минут, как Теодор предпочёл вернуться и составить ей компанию. Никто, в общем-то, не сомневался, что так и произойдёт, однако из-за этого Дакоте пришлось действительно взять в руки какой-то справочник по ненавистной нумерологии, открыть его на странице номер N и делать конспект неизвестно чего.
- Интересно, - тонкими пальцами поймав полу юбки и потянув её чуть вниз, одёргивая, протянула, скользнув быстрым взглядом по сторонам, - здесь по ночам свет с концами гаснет, или остаётся пара ламп?
Кота зевнула, прикрывая рот ладошкой, и отвернулась с короткой усмешкой. О, да, мысль о том, чтобы остаться здесь с Теодором на всю ночь, безусловно, не могла не радовать и отзывалась приятным потягиванием где-то внизу живота.
- Те-е-едди? - нараспев протянула, оставляя на листе пергамента перо, кончик которого мгновенно отпечатался на листе жирной тёмной кляксой, и скользнув пальцами по рубашке слизеринца, опускаясь ниже, к самой границе ватерлинии, и примолкла, будто и сама уже не знает, чего именно хочет. Или знает, просто предпочитает не озвучить. Не разберёшь вот так сразу.

0

3

Ночная тишина ничем не нарушалась. Стройные ряды стеллажей отбрасывали черные, густые тени, создавая почти совершенный мрак в темных углах библиотеки. Сегодня выдалась лунная ночь, благодаря которой неверный ночной свет все же струился из окон, рассеивая кромешную темноту. Совершенный покой. И абсолютно неспокойная Дакота. Хотя на этот раз она сидела тихо как мышка, когда мадам Пинс прошелестела мантией совсем рядом. Он молча улыбнулся, уже осознав, что библиотекарша осталась в счастливом неведении относительно их присутствия. Тяжелые шаги все больше отдалялись. Свет постепенно исчезал, и вот они остались в темноте. Дверь с едва слышным скрипом захлопнулась, и тишину разорвал лишь щелчок замка.
Опять повисло молчание. Ни звука не доносилось от двух замерших слизеринцев. Днем здесь не намного живее, и все-таки ночью в этом месте было свое очарование, словно люди здесь и не должны существовать. Лишь едва различимый запах книжной пыли и присутствие только мертвых носителей знаний. Ни больше. В безмолвном царстве остались только двое.
Теодор ощутил на своей груди прикосновение ее тонкого пальчика. А эта интонация… девочка явно решила лишить его последних остатков контроля. Кота знала с помощью чего можно вертеть Ноттом.
- Кошечка, ты же знаешь, что рискуешь, делая такие неосторожные вещи…
Она уже давно не давалась ему в руки. Не дразнила как обычно. Как же он изголодался по этому выражению глаз, в которых плясали чертики. И против этого невозможно устоять. Даже если разум говорит «стой, она опять играет»… Он приподнял ее подбородок, заставляя встретиться взглядом. Стратегическая ошибка, потому что Тео теперь безвозвратно пропал. Властно притянув девушку к себе, он наклонился, отбрасывая рыжие пряди назад и целуя ушко,  покрывая скользящими поцелуями шею.
В принципе она могла выскользнуть, его хватка была крепкой, но он ни к чему не принуждал. Однако Нотт искушал ее каждым прикосновением губ.

Отредактировано Theodore Nott (2011-02-28 21:40:46)

0

4

Один за одним гасли огни в лампадах. Одна за другой отключались лампочки. Одно за одним уходили сомнения, увлекая за собой осторожность, опутывая её сетями, чтобы, не дай бог, не вырвалась. И хотелось только одного: медленно запустить холодные руки под его рубашку, понимая, что продаёшь душу.
О, нет, она едва ли простила Теодору ту его выходку, в пустом классе, когда ей вздумалось заполучить зелье удачи. Вернее, ей до сих пор больно было вспоминать того Нотта, который остался там, в том кабинете, и, к большому сожалению девчонки, никогда больше не покажется. Она сама всё испортила. Упустила то, чего так давно ждала. Попросту спугнула. Чёртова идиотка.
Касания горячих губ так легли на кожу, что она покрылась мурашками. Уперевшись ладонью в грудь юноши, будто собираясь оттолкнуть, или же наоборот - предлагая преодолеть очередную преграду, рыжая только чуть подалась назад, поднимаясь со стула и увлекая его за собой, облокачиваясь на стол и смахивая за ненадобностью чернильницу, звонко ударившуюся об пол и наверняка оставившую следы на тонком капроне чулок слизеринки. Выражения лица и не разобрать вовсе, но она закрыла глаза и упоенно улыбалась, словно нашла что-то чрезвычайно драгоценное среди соломы и трухи. И это что-то сейчас упорно заставляло её терять контроль над собой, обвиваясь вокруг, как вьюнок, чьи цветы, как голубые звезды, кружась, поднимаются к небу... но это всё лирика, а по сути Дакота вновь опутывала беспокойного приятеля сладостью, осенью и рыжим водопадом волос.

0

5

Никогда не мог отказаться от того, что само плыло в руки. А в данном случае это было вообще за пределами возможного. Крепость была сдана на милость победителя без малейших признаков борьбы. После такого можно начать верить в чудеса... Мысли вихрем пронеслись в его голове и исчезая куда-то в глубины сознания. Сейчас он не мог думать, не мог анализировать, не мог быть как обычно с холодной головой. А ведь другие девчонки никогда не сносили ему крышу, только она могла действовать на него подобно огневиски, только эффект от ее воздействия был еще менее предсказуем.
Он отстранился на секунду назад, оглядывая картину, которую сейчас являла его рыжая плутовка. От такого зрелища вполне можно было потерять дар речи, перестать дышать и в принципе забыть о том, что ты живешь. Но Тео ощущал каждой клеточкой своего тела, что он здесь, в этот момент, с ней. И это на ее губах играет улыбка, а волосы рассыпались по плечам, маня прикоснуться к их шелку. Но нет, сначала руки потянулись к ее лицу, которое теперь снова находилось в пяти сантиметрах от него. Он провел по очертаниям ее бровей, носу, скулам, задержался на губах, словно проверяя реальная ли она, эта нимфа с волосами цвета осенней листвы или огня. Пальцы опустились ниже, расстегивая пуговицы на блузке. Ее белая ткань светилась в темноте и мялась под его руками. Они заскользили вниз по нежной коже, чувствуя трепет ее тела. Нежная, мягкая, податливая Дакота. Ну разве можно представить, что это правда? Слишком нетипично. Поэтому Нотт решил наслаждаться каждым мгновением и не дать ее как всегда вдруг вывернуться, вспыхнуть и исчезнуть, хлопнув дверью.
От ее аромата кружилась голова. Тео вдыхал этот смешанный запах цитруса, перманента и где-то даже мелькала корица... С ума можно сойти. И из этого омута уже просто так не вынырнешь. Ему вновь следовало признать свое поражение перед ней. Потому что ему придется смериться с тем, что Дакота уже безраздельно правит в его сердце. И ей тоже пора осознать этот факт.

0

6

Вечер субботы. Библиотека, в которой сидят последние два человека, о которых все давным-давно успели позабыть. Все нормальные люди сейчас попрятались по гостиным, наслаждаясь последними часами перед отбоем, но в голове этой парочки, похоже, серого вещества не осталось совсем. В самом деле, нет ни одного обхективного аргумента, почему сейчас они сидят именно здесь, вдыхая пыль, а не нежатся где-нибудь в гостиной перед камином.
Рэвин чувствовала его пальцы. Губы. Дыхание. И оттокнуть его сейчас, потому что ты не написала эссе по Рунам не выйдет - завтра воскресенье. И потому что вас может застукать мадам Пинс - увы, тоже не вариант. И это просто физически невозможно, потому что это он. И он об этом никогда не узнает. А сейчас он заставляет забывать обо всём...
Рука скользит к слизеринскому галстуку, наматывая тот на руку и притягивая Теодора ещё ближе к себе. Пуговицы на белой рубашке наспех расстёгиваются; некоторые летят на пол, неаккуратно оторванные - ждать более нет сил. С едва слышным звуком на пол падает последняя, следом за ней летит рубашка, ни удивление, в этот раз без запонок - давно известный факт, без этих глупых побрякушек раздеваться куда гораздо удобнее. Галстук же остаётся на месте, разве что, оказывается отброшенным за плечо.
- Нотт, чёрт возьми... - пальцы пробираются по плечам к шее, взъерошивают волосы, мягко, но вполне ощутимо опускаются вниз, по спине, насколько это возможно: Кота снова выпускала коготки, в этот раз, однако, если и оставляя, то только приятные ощущения, сопровождаемые дрожью. Признаться честно, Рэвин нередко думала о том, как далеко заведут её подобные встречи с Теодором. Закончатся ли они когда-нибудь, оставив неприятный осадок, или доведут её до счастливого будущего. Однако, вариант с сексом в святая-святых Хогвартса даже ей в голову не приходил.

Нотт, это ж трагедия Т_Т

0

7

Библиотека. Может стоило ее сразу сюда притащить? Раз ей так нравится уединение среди источников знаний. И пусть только попробует сейчас сказать "Хватит, Тедди... пора уже давно отсюда уйти". Но, кажется, и эта рыжая кошка умудрилась, наконец, потерять голову. И теперь уже Дакота отпустила тормоза... Лететь вниз со сколы, так зачем мелочиться, на всей скорости, с ветром,свистящим в ушах и позабыв о таком чувстве, как страх. Вот и сейчас все было похоже на катастрофу, ураган, цунами, в общем стихию, которая уносит тебя, не зависимо от того, хочешь ты или нет. Просто сказать слово "нет" теперь невозможно.
А Дакота увлеклась процессом. Подошла к делу со всей силой своей истосковавшейся души. Иначе как объяснить, что одежда летит на пол со скоростью света?
- Ты просто убиваешь во мне остатки здравого смысла, - и как ему удалось выговорить эту фразу почти спокойным тоном. Загадка мироздания.
Черт, эти прикосновения... пальцы, скользящие по спине. Все... дыхание окончательно сбилось и поэтому следующие слова уже были сказаны прерывистым, срывающимся шёпотом
- Ты.. сводишь меня... с ума. И ты единственная... кто способен на это.
Последним доказательством, что разум его покинул, был поцелуй, цель которого было вывернуть на изнанку ее душу. Возможно, его пальцы оставят синяки на хрупком плечике, с которого сдирали последнее прикрытие тканью. Ее дыхание щекочет ему ухо. Чуть ниже шеи осталось пятно, наливающиеся алым.  Теперь его руки на ее ножке, нещадно задирая плиссированную юбку. Легкое касание внутренней стороны бедер, едва ощутимое, дразнящее.

0


Вы здесь » Hogwarts. Time flywheel » • Омут памяти » В темноте и с книжками